Всяко - разно

7 940 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Ершов
    Может забыть о породившем её народе. Народе имеющем очень горькую историю и нежелающем её повторения.Тихановская не пр...
  • Виктор Ершов
    Действия Тихановской типично для малограмотной и от того очень самовлюбленной и самодовольной персоны женского пол...Тихановская не пр...
  • Виктор Ершов
    Что такое кольцо в союзе государств знают только морпехи. Им иногда дают его дернуть."Граница России н...

«Последнее предупреждение» Турции в Сирии: тоpг, блеф или угроза для России?

«Последнее предупреждение» Турции в Сирии: тоpг, блеф или угроза для России?

Президент Турции Реджеп Эрдоган 19 февраля сделал «последнее предупреждение» войскам законного президента Сирии Башара Асада, ведущим бои за провинцию Идлиб – единственную крупную территорию, удерживаемую оппозиционными группировками. Ставки высоки, обстановка на севере Сирии накалена до предела и потенциально может привести к столкновению Анкары с Москвой. Если, конечно, руководства двух стран не смогут удержать ситуацию под контролем и прийти к компромиссу.

Эрдоган прямо грозит начать новую военную операцию на сирийской территории. Анкаре не впервой упражняться в воинственной риторике в адрес официального Дамаска, однако нынешняя битва за Идлиб особенно чувствительна для турецкой стороны. Занимающие эту провинцию оппозиционные группировки тесно связаны с Анкарой, многие – еще с начала гражданской войны в Сирии в 2011 году. 


Идлиб – краеугольный камень в стратегии Анкары на южном направлении. Воспользовавшись тем, что благодаря Сочинским соглашениям с Россией сирийская армия не стала атаковать эту провинцию в 2018 году, Турция последние два года занималась в ней государственным и военным строительством. Идлиб нужен Анкаре как главная часть «зоны безопасности», отделяющей сирийских курдов от их турецких соплеменников, а также как источник человеческого ресурса для ее политики в Сирии и даже в Ливии.

 

Однако через два года после Сочинских соглашений Дамаск возобновил наступление на Идлиб. Поводом стало то, что оппозиция, вопреки договоренностям, так и не разблокировала контролируемый ею участок трассы Алеппо-Дамаск для беспрепятственного проезда. В итоге в январе-феврале 2020 года сирийцы заняли магистраль сами, военной силой, освободив лежащие на ней города Маарат ан-Нуман и Саракиб. Теперь руководство Сирии заявляет о желании очистить провинцию от вооруженных группировок и выйти на государственную границу с Турцией.

Можно по-разному оценивать наступательные возможности сирийской армии, но любое ее дальнейшее продвижение противоречит целям турецкой стороны. Анкара стремится сдержать и, по возможности, нивелировать успехи Дамаска, пусть даже угрозой военного вторжения. Так, через день после заявления Эрдогана готовность ввести войска на север Сирии подтвердил министр обороны Турции Хулуси Акар. Он прямо попросил союзную для Сирии Россию «отойти в сторону» в Идлибе, хотя и обмолвился о «здоровом диалоге» военных двух стран. Однако накал боев не стихает, как и участие в них российской авиации, а значит и Москва пока не собирается уступать в этом вопросе.


Каковы шансы на прямое столкновение Анкары с Дамаском и Москвой в Идлибе? Турецкие военные за время сирийской гражданской войны уже неоднократно вели открытые боевые действия на территории соседней страны. В 2016 году их противником были формирования ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация), в 2018 и 2019 годах – отряды сирийских курдов, союзных США.

Поэтому заявление Эрдогана отнюдь не является голословным. Более того: де-факто турецкие военнослужащие уже ведут бои с войсками сирийского правительства. Так, при артиллерийском ударе сирийской армии в окрестностях города Идлиб, столицы одноименной провинции, 11 февраля погибли не менее пяти турецких солдат и офицеров, что и послужило поводом текущего обострения ситуации.


Открытые военные потери в соседней стране не добавляют очков Эрдогану внутри Турции. Также турецкому президенту необходимо показать, что он не собирается «сдать» своих союзников в лице оппозиционных группировок и позволить сирийским войскам занять оставшиеся ключевые города провинции Идлиб, а также дойти до границы.


Поэтому Анкаре приходится повышать ставки. Турция открыто поставляет оппозиционным группировкам бронетехнику (американские бронетранспортеры М113, состоящие на вооружении турецкой армии) и переносные зенитно-ракетные комплексы (американские ПЗРК Stinger).  Появление последнего вида оружия сразу же изменило характер боевых сводок: только за неделю боев впервые за долгое время сирийская авиация понесла потери. В районе Идлиба были сбиты сразу два вертолета сирийской армии: Ми-17 и Ми-8. Причем на борту одной из машин погибли высокопоставленные офицеры Сирийской Арабской армии.

Это важный сигнал для российской стороны, чьей поддержкой с воздуха во многом объясняются успехи Дамаска. Турция уже не раз пыталась лишить этого преимущества войска Асада. В ноябре 2015 года, в начале операции ВКС России в Сирии, турецкий истребитель непосредственно сбил российский бомбардировщик Су-24, наносивший удары по поддерживаемым турками боевикам. Это привело к разрыву Москвой ряда экономических и политических связей с Анкарой. Их удалось восстановить, и то не в полном объеме, лишь к середине 2016 года. 


В феврале 2018 года, во время первой попытки сирийской армии отбить у оппозиции город Саракиб, огнем ПЗРК протурецких боевиков был сбит еще один российский Су-24. Его пилот погиб в бою после катапультирования. Наконец, 20 февраля 2020 года боевики оппозиции в районе уже взятого сирийцами Саракиба попытались сбить российский бомбардировщик с помощью ПЗРК FIM-92 Stinger(производится по лицензии в Турции). Пилоту удалось уйти от удара ракет, однако этот случай говорит о том, что опасность потерь среди российских военнослужащих в Идлибе как минимум от турецкого оружия сейчас крайне высока.  Президент Турции ведет опасную игру.

С одной стороны, Эрдогану выгоднее изображать готовность к открытой военной конфронтации с Россией в Сирии, нежели действительно ее развязать. Сейчас положение турецкого президента гораздо менее выгодное, чем пять лет назад: отношения с США, НАТО и Евросоюзом как из-за курдской проблемы, так и из-за внутриполитической ситуации в Турции после путча военных в 2016 году пребывают в глубоком кризисе. 

На поддержку западных игроков в идлибском вопросе Турции рассчитывать не приходится, а альтернативным и, более того, реальным партнером, в том числе в сирийском вопросе, на сегодняшний день как раз является Россия, а также союзный для нее Иран. Обострив отношения с Москвой, Эрдоган может остаться в полной внешнеполитической изоляции. С другой стороны, в обстановке военного хаоса в Идлибе ситуация может в любой момент потерять управляемость и привести к самым печальным последствиям.  Возможно, турецкий лидер уже почувствовал это. После того, как переговоры глав МИД обои стран 17-18 февраля в Москве не увенчались успехом, вечером 21 февраля прошел телефонный разговор президента Владимира Путина с главой турецкого государства. Сообщается, что в нем Эрдоган пытался доказать Путину необходимость «сдержать Асада», а российский лидер, в свою очередь, «выразил обеспокоенность» ситуацией в Идлибе.


Можно предположить, что пока что стороны не пришли к консенсусу, так как с российской стороны не было публично озвучено новых параметров компромисса. Они наверняка могут включать согласие Турции на новую расстановку сил на севере Сирии, ее признание результатов наступления правительственных сил. Этого Эрдоган пока не может публично допустить, не потеряв лица. Однако сам посыл о «сдерживании» сирийцев говорит, скорее, о том, что турецкий лидер не допустит дальнейшего продвижения Дамаска, де-факто признав за ним контроль над трассой Алеппо-Дамаск.

Президент Турции вполне может ожидать от России за Идлиб что-то взамен, например, каких-либо предложений по газовому или курдскому вопросу. После выхода идлибской проблемы на высший уровень остается надежда, что ситуация еще поддается контролю и может быть стабилизирована. Если это так, то партнерство России и Турции в регионе имеет все шансы пережить настоящий кризис. Это выгодно и Москве, и Анкаре. От конфронтации они не приобретут ничего.  ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.   

Автор Илья Лакстыгал

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх